Афоризм дня

"Любитель транквилизаторов: "Пятое колесо действительно было лишним!"

Неизвестный Ельцин.

"Ельцин взял Россию с хлебными карточками, а оставил с кредитными" 
 
Корр.: Борис Николаевич Ельцин. Сколько переписано о нем. Мутная история.
 
И.О.: Нет. Он простой сибирский дядька, имевший хорошую интуицию. Западники представляют Ельцина как типаж русского человека. Здорового, пьяного, полузлого.
 
Корр.: Начнем? Где и когда Вы впервые увидели Ельцина?
 
И.О.: Е.Б.Н(а). назначали первым секретарем Горкома партии Москвы. Я был увлечен разными проектами. Решил на крыше одного из общежитий строителей Москвы построить "Зимний сад – теплицу", используя тепло, которое выходит из вытяжек квартир. Тогдашнее ноу-хау. Также бесплатное кафе для рабочих "Русская изба". Телевидение регулярно показывало и кафе и теплицу. В кафе выступали зарубежные артисты, которые приезжали по линии Госконцерта. Это было для рабочих Главмосстроя – и отдушина и событие. Год 1986-87. Приехал Ельцин вместе с начальником Главмосстроя Суровым Петром ко мне на объект. Ельцин радовался как малое дитя. Мне даже не верилось, что это тот самый Ельцин, которого боялась Москва. Такого объекта в СССР еще не было. Первое благотворительное кафе! Рабочие сами управляли им. Собирали деньги на продукты. Сами готовили. Дизайн сделали русский. Ставни, резаные столы. Стойка бара – это русская печь. Нашли старинные прялки и самовары. Русские полотенца. Тото Кутуньо, когда выступал в кафе, был в шоке когда узнал, что это сделали рабочие своими руками.
 
Корр.: А что с этим объектом сегодня?
 
И.О.: После того, как Ельцина выгнали с Москвы, на следующий день пришли пожарные, милиция и все разгромили. Первое детище, поддержанное Ельциным, было уничтожено. Не долго музыка играла – так написала Строительная газета.
 
Корр.: Это все было перед созданием Фонда Горбачева?
 
И.О.: Да, конечно. Молодое поколение не все знают, что Ельцин выступил на Пленуме ЦК КПСС с критикой Горбачева и Раисы. Это была бомба. Ельцин: "Почему мне звонит какая-то женщина и дает указания? Кто она такая? Пусть командует своим мужем". Критиковал партию и все Политбюро.  Шум был невероятный.
 
Корр.: Его после этого выгнали из руководства Москвы и Политбюро?
 
И.О.: Пленум взял перерыв на два дня. За эти дни велись беседы с Ельциным, чтобы он извинился перед Горбачевым и Раисой на пленуме. Мол, погорячился. Не прав. Прошу прощения и хочу остаться в партии. В этот день я случайно оказался в Кремлевском Дворце Съездов. Ельцин вышел на трибуну и покаялся. Но его кинули. Вышел с речью Лигачев и сказал знаменитую фразу: "Борис, ты не прав". И выгнали. Е.Б.Н. под крики зала едва выкатился. Ему реально было плохо. В холле он попросил выпить. Ему налили стакан водки. Он выпил залпом. Второй, третий. И вырубился. Упал на пол. Охрана перепугалась. Всех стали отгонять, но меня почему-то просили помочь его дотащить до машины. Какой Ельцин тяжелый! Это что-то. Человек десять его тащило, и мы чуть сами не попадали.
 
Корр.: Смешно и грустно.
 
И.О.: Потом Бориса Николаевича назначили заместителем председателя Госстроя СССР. У меня там работал приятель – Суханов Лев Евгеньевич – в помощниках у одного из замов. Когда пришел Ельцин, в его приемной ждал новый помощник. Это был Суханов. Как рассказывал мне Лев Евгеньевич, что его позвали к председателю Госстроя и сказали: «Надо, Лёва». Мой друг понял, что это назначение к опальному – конец и его карьеры тоже. Как ни странно, но Ельцин сразу проникся к Суханову.
 
Корр.: И …..
 
И.О.: Как-то я пришел к Суханову в кабинет. Сидим, выпиваем. Уже поздний вечер. Вдруг заходит САМ: "Что, пьете без меня, Лев Евгеньевич? Не хорошо". Меня послали, как молодого, в ресторан Арагви за водкой. Я принес коньяк, за что САМ меня отругал. Выпили на троих 4 бутылки. Целовались, обнимались. Вообще дружили. Наутро мне было плохо от похмелья и оттого, что испугался, что мне кранты. Ельцин – враг партии!! Каждый день ждал, что дадут прочуханки. Теперь я понимаю, почему все прошло для меня. Я был пешкой и притом очень маленькой. Западло  обижать.
 
Корр.: Потом Ельцина избрали депутатом Верховного Совета РСФСР?
 
И.О.: Да. Он был избран депутатом и стал председателем строительного комитета Верховного Совета. Одним из офисов депутата был большой номер в гостинице Москва. Он забрал с собой полюбившегося ему Суханова. Именно там я встретил Ельцина в следующий раз.
 
Корр.: При каких обстоятельствах?
 
И.О.: Позвонил мне Суханов и спросил: есть ли у меня знакомые западные журналисты. Борис Николаевич хочет дать интервью. Я сказал, что узнаю. Позвонил друзьям, и они меня познакомили с Урдой Юргенс. Журналистка из ФРГ (с которой мы позже написали книгу о Раисе). Она согласилась приехать в Москву. Еще бы! Ельцин был популярен на Западе своим скандалом с Горбачевым. Приехала. Звоню Льву. Он ставит задачу: журналистка должна проникнуть в гостиницу "Москва" так, чтобы КГБ не заметило. Я в шоке. Журналистка из ФРГ, Ельцин, КГБ. Тайные встречи. Но делать нечего. Спрашиваю Суханова: – а как это сделать? Гостиница полна ребятами в ондатровых шапках и серых пальто. Лев сказал, что имеет план.
 
Корр.: А нельзя было нормально встретиться с журналисткой?
 
И.О.: Нет. Запрещено было допускать к Ельцину. Суханов договорился с главным инженером гостиницы, который был поклонник Ельцина, что тот проведет нас через подвал гостиницы. Журналистка услышала и перепугалась. "Какой подвал?" - вопрошала она. Уговорили, пошли. Мама дорогая! Крысы кругом. В некоторых местах полно воды. Страх. Прошли. Заходим, а в приемной уже ребята в сером. Концерт закончен. Занавес. "Вы, что же, иностранных гостей по подвалам водите? Есть Третьяковская галерея, Пушкинский?". Короче,  идиоты мы все. Интервью состоялось.
 
Корр.: Суханов выполнял роль пресс-секретаря?
 
И.О.: Друга и помощника. Пресс-секретарем была женщина. Красивая, дородная. Кажется, звали Галина. Насчет пресс-секретаря. Обратился ко мне мой хороший товарищ Виктор Хроленко, зная мою дружбу с Сухановым. – Могу ли я рекомендовать корреспондента журнала "Огонек" Валентина Юмашева – Ельцину на работу в пресс-службу. Валю представили Ельцину как человека, который поможет написать ему книгу. Меня пригласил Ельцин и спрашивает: "Тут Суханов по твоей просьбе рекомендует какого-то Юмашева. Но Лев сказал, что не знает кто такой. Ты берешь на себя ответственность за него?". Выхода не было. Сказал – да. Но это уже другая история.