Афоризм дня

"Любитель транквилизаторов: "Пятое колесо действительно было лишним!"

Цеховик из Привольного

 У каждого найдется  за что тебя ущипнуть!
 
Корр.:  Помню Ваше интервью в журнале "Столица" – "Лучше меня Горбачева знает только КГБ". По тем временам очень опасное интервью. Тем более что Вы за полгода предсказали путч.
 
И.О.: Именно. Путч, который придумает сам Горбачев. Вернее, его западные партнеры. После интервью, Раиса Горбачева дала команду меня грохнуть. Это я знаю со слов самого зам. начальника девятки. Но, не успели. Процесс пошел не по их сценарию. Раиса Максимовна сначала хорошо ко мне относилась, а после моей книжки о ней на Западе – любовь улетучилась.
 
Корр.: Книга была очень популярная. 24 страны её купило.
 
И.О.: Я написал эту книгу вместе с Урдой Юргенс (немкой, которая была подружкой канцлера Германии Гельмута Коля). Фото для книги взял у мамы Горбачева – Марии Пантелеевны. Раиса Максимовна, увидев эти фотки в книге, потеряла рассудок. Она в молодости была, как и все, деревенской.
 
Корр.: Вам еще как-то мстили?
 
И.О.: Моя старшая дочь училась в одном "спецклассе" хореографического училища при Большом театре с Ксюшей Вирганской (внучкой Горбачева). В этом классе училось 8 детей. Очень хорошая девочка, которая дружила с моей дочерью – была дочь известного Тайванчика. После публикации Софья Головкина отчислила мою дочь из училища, хотя мы очень дружили семьями.  Каждый день виделся с Ириной Горбачевой или с Анатолием Вирганским. Кстати, со слов академика Савельева: Анатолий – хирург от Бога. Ирина всегда прекрасно выглядела. М-да.
 
Корр.: А как появился фонд Горбачева?
 
И.О.: Я подружился с родственниками Горбачева в Привольном. Двоюродным братом – Рудченко Иваном Васильевичем, родным братом Горбачева – Александром и многими родственниками. Надо сказать честно: они замечательные люди. Добрые, порядочные. Дай Бог им здоровья, кто еще жив. После, мне пришла идея создать фонд Горбачева, который поддерживает его реформы. Свобода слова, гласность и новое мышление. О своей идее рассказал Мише Шатрову – драматургу. Он поддержал. Пошел к Александру Николаевичу Яковлеву, и я получил добро на регистрацию. Презентация прошла в Большом Театре. Было все Политбюро ЦК КПСС. Это был 1988 год. Первый Фонд в СССР, я придумал торговый знак "Горби", где первая буква G напоминала Серп и Молот, гимн Фонда написал композитор Шварц. Короче, я был учредителем и гендиректором. Друзьями фонда был Фонды Рокфеллера, Ротшильда, Дойче Банк и многие другие.  Меня затаскали по всему миру, и во всех интервью я называл Горбачева - Горби. Так и пошло.
 
Корр.: И что?
 
И.О.: Что, что. Приехали ребята. Забрали печать. Меня избрали заместителем Союза Журналистов России и гендиректором Журфонда. Как раз совершился переворот.
 
Корр.: Кто он, Горбачев?
 
И.О.: Я дружил еще с его вторым секретарем по Ставропольскому крайкому – Виктором Казначеевым. Впоследствии, министром социального обеспечения. Он рассказывал жуткие истории о Михаиле Сергеевиче. О его подпольном спиртовом заводике. Как они делали деньги. О Раисе Максимовне, которая была в комфортных отношениях с Андроповым. Когда Андропов приезжал на отдых в Пятигорск, Горбачев вызывал Виктора и просил, чтобы тот отвозил Раису на недельку к Андропову в санаторий, чтобы тот не скучал.
 
Корр.: Вы общались с ближними родственниками. Откуда он взялся на нашу голову?
 
И.О.: Биография его темная. Много вопросов, на которые не даны ответы. Например, какое отношение имел Суслов Михаил Андреевич к рождению Мишеньки? Какое отношение имела семья Андропова к прадеду Горбачева, видному немецкому купцу? Где был Мишенька во время оккупации немцами Ставрополья?  Почему Хрущев предложил мальчику, только что окончившему МГУ, пост Генерального Прокурора?
 
Корр.: Он еще и в девятом классе получил орден за то, что больше всех намолотил зерна.
 
И.О.: Конечно. Ему делали биографию. Классическая схема развития и внедрения. Не будьте наивными. Единственный мальчик, который работал после войны? А во время войны дети не работали на оборонку? Что-то их не очень награждали. Даже потом не причисляли к участникам войны. 
 
Корр.:  Александр Горбачев, брат, работал начальником наградного отдела МО. Это так?
 
И.О.: Так. Это была хорошая семья. Жена Светлана – прекрасная женщина. Но, Раиса всех держала на вытянутой руке. Александр начал злоупотреблять, а своего брата Раиса спрятала в психбольницу в Воронеже. Он был прекрасным детским писателем. Так там и закончил. У Раисы есть еще сестра, которая жила в Уфе и работала врачом в военкомате.  Никто из членов семьи не был допущен к полноценному общению.
 
Корр.: Друзья у них были?
 
И.О.: Они привезли из Ставрополя семью Будыки.  Дочь Ира и зять Александр учились у Ольги Александровны в Ставропольском медицинском институте, а муж занимался хлебопродуктами. В Москве Будыку назначили Министром хлебопродуктов. Вскоре он сильно заболел. Получил рак простаты. Они обратились к Раисе с просьбой помочь приобрести дорогостоящее лекарство из Германии. Раиса им отказала. Мне пришлось бегать по Москве занимать деньги, чтобы купить им лекарство. Помог безвозмездно Ринат Ахунов, в то время работающий в Академии творчества. Мы спасли человека.
 
Корр.: Говорят, что Горбачев приказал Председателю КГБ Федорчуку отравить Черненко. Это правда?
 
И.О.: То, что Черненко съел тараньку, принесенную в Сочи Федорчуком, – это исторический факт. Действительно Черненко поплохело, но никто не может сегодня сказать, что причиной была рыбка.
 
Корр.: Вы знали Федорчука?
 
И.О.: Я много общался с ним и его помощником Игорем Осиповым и начальником главка по кадрам МВД Мельниковым.  Прямо и честно скажу. Это были супер профессионалы, которые реально боролись с коррупцией в МВД. Потом их всех Горбачев выгнал и оклеветал.
 
Корр.: Помните, как он выгонял Федорчука?
 
И.О.: Да. Я в этом момент был у Федорчука. Просил помочь родственнице Горбачева – Елене из Привольного. Она работала милиционером. Хотел ее перевести в Москву. В это время к Федорчуку пришел завотделом административных органов Савинков и сказал ему, что завтра будут его заслушивать на Секретариате по вопросу борьбы с пьянством. Это было понятно, что снимают. Я предложил Федорчуку встретиться с двоюродным братом Горбачева – Рудченко Иваном, который был в то время в Москве. Говорю, поехали к нему в гостиницу Россия, но Федорчук два раза подымался идти и так не пошел. На следующий день министром стал Власов – секретарь Ростовского обкома партии. Федорчука направили в "звездную группу" и вскоре он умер.
 
Корр.: Вы его знали тоже?
 
И.О.: Конечно. Приходил к нему. Мы садились в комнате отдыха, и он угощал. Через два месяца Власов стал Премьером Совмина РСФСР.
 
Корр.: У Горбачева была собачка?
 
И.О.: Да. И звали, если я не ошибаюсь – Дезька.