Афоризм дня

"Любитель транквилизаторов: "Пятое колесо действительно было лишним!"

Цеховик из Привольного (часть 4)

 Начало статьи "Цеховик из Привольного"  Часть1Часть 2Часть 3
 
Корр.: Значит, все прошло успешно? 
И.О.: Все газеты и ТВ мира дали репортаж об этом событии. Это был фурор для Горбачева-демократа.
 
Корр.: И…….
 
И.О.: Утром мне позвонила Раиса Максимовна Горбачева. Мы с ней разговаривали около 43 минут. Она меня благодарила от имени Михаила Горбачева и от себя лично. Спросила чем помочь. Кого назначить куратором фонда от Горбачева. Я назвал имя Примакова. Мол, все чувак знает, в курсе.
 
Корр.: Опять Примаков?
 
И.О.: Ровно через пару часов мне позвонил помощник Примакова и пригласил на 9 утра следующего дня прибыть в Кремль, подъезд 14.
 
Корр.: Он тогда сидел в Кремле? 
И.О.: Да. Примаков был членом Президентского Совета и по значимости был второй после Горбачева. Прихожу в Кремль тютелька в тютельку. Приглашают в кабинет. По тем временам роскошная мебель. Тяжелые кожаные кресла, стенка. Он молча пожал мне руку и движением руки показал присаживаться. Подошел к стенке, открыл дверцу и достал коньяк. Поставил рюмки и налил. Все происходит без единого произнесенного слова. Жестом показал, чтобы я взял рюмку и, чокнувшись, выпили. Поставили рюмки и вдруг Примаков мне: "Ты че ко мне при..бался? Ты что, других фамилий в Кремле не знаешь? Надо мной все смеются, что я теперь директор клуба. Ты что, на мое место хочешь?" Я в шоке.
 
Корр.: Неожиданно!
 
И.О.: Я стал оправдываться. Нет, не хочу в Кремль. Распили всю бутылку. Выделили фонду помещение – бывшая дача Ельцина и Шеварднадзе. И пошло-поехало.
 
Корр.: А кто были члены правления фонда?
 
И.О.: Быстров Евгений Иванович – управляющий делами Президента СССР, Пиотровский – директор Эрмитажа, Хазанов – директор театра Эстрады, Рокфеллер-младший, Очирова Александра – помощник Примакова, Головкина Софья Николаевна – директор училища, Звягинцев Александр – зам. Генпрокурора ит.д.
 
Корр.: Интересный состав.
 
И.О.: Я назвал только наиболее известных. Кстати, когда я был у Примакова,  он меня спросил насчет Очировой. Мне показалось, что он был ей восхищен. Вскоре она стала его помощницей.
 
Корр.: Чем фонд занимался?
 
И.О.: Одна из задач фонда – создание имиджа Горби за рубежом. Много ездили, рассказывали, что такое перестройка, гласность. Принимали гостей из-за границы. Скажу честно, был праздник жизни.
 
Корр.: Фото первого Президента СССР фонд опубликовал?
 
И.О.: Я обратился к Раисе Горбачевой с предложением, что хочу выпустить такую открытку. Они передали мне фотографию Горби. Как портрет, который носят на парадах. Я забраковал. Наконец-то выбрал, где он в рубашке, без галстука. Нашел грека-художника, который согласился выпустить миллионный тираж в Греции на Европу. Горбачевы, когда узнали, что можно на этом крепко заработать, быстренько вышибли меня вместе с фондом. Позвали к себе грека на дачу в Форос, а тут путч. Грек вместе с ними искал на "чердаке в Форосе" старенький приемник. Рисовал он их портреты в это время.
 
Корр.: Что было после путча?
 
И.О.: Известные события. Потом образовался фонд Горбачева. Мой фонд просто ликвидировали и открыли новый. Ельцин выделил помещение в бывшей партшколе на Ленинградке.
 
Корр.: Дальше о чем расскажете?
 
И.О.: О Германии.